Как пиленгаса на Азове приютили

1973-h-Rybtsekh-na-D-Kose.jpg

Сейчас нередко рпишут, что к акклиматизации и разведению дальневосточного пиленгаса в Азовском море приступили едва ли не по решению Совмина СССР, ЦК КПСС и лично товарища Леонида Ильича Брежнева. Или на худой конец – по указанию рыбного министра Ишкова при активном участии Бердянского горкома КПСС и местного горисполкома. Решивших в такой способ “повысить” промысловый потенциал Азовского моря.
На самом же деле идея акклиматизировать пиленгаса в Азовском море родилась еще в 50-тых годах.
Когда нужды увеличивать промысловый потенциал Азовского моря за счет акклиматизации пиленгаса не существовало. – Тарани, судака, сельди, осетров, камбалы, бычка, тюльки тогда в Азовском море было более чем достаточно. Но была проблема с канализационными стоками Воронежа, Ростова, Таганрога, Азова, Керчи, Ейска, Мариуполя, Бердянска, которые без какой-либо предварительной очистки и отстоя многими миллионами тонн прямиком спускались в реки азовского бассейна и непосредственно в море. А в отношении пиленгаса уже тогда было хорошо известно, что эта рыба относится к отряду детрифагов (падальщиков). И достаточно эффективно поедает… фекалии. Именно по этой причине даже сейчас японцы практически не употребляют эту рыбу в пищу. За исключением разве той, что выловлена в десятках км от берега. Вот и было предложено использовать эту дальневосточную рыбу – детрифага-мелиоратора для биологической очистки Азовского моря еще в 50-тых годах…
Тем не менее, российская версия Википедии (https://ru.wikipedia.org/wiki/Пиленгас) упорно продолжает преподносить историю разведения пиленгаса в Азовском, Черном, Средиземном море в искаженном виде. – Приблизительно так:
…“В пятидесятые годы прошлого века в СССР была обоснована теория, что пиленгас мог бы быть объектом акклиматизации в Азовском и Чёрном морях. Через пару десятилетий Ростовская производственно-акклиматизационная станция (РПАС), сфера деятельности которой распространялась на названные моря, занялась акклиматизацией пиленгаса.
В 1978 году из Бердянского отделения Азовского научно-исследовательского института рыбного хозяйства в г. Владивосток был откомандирован сотрудник БО АзНИИРХ ихтиолог Г.Г. Гроут с целью отлова молоди пиленгаса”…
На самом же деле к разведению пиленгаса в Азовском море приступили в Бердянске в 1974-1975 гг., когда никакого отделения ростовского АзНИИРХа (азовского научно-исследовательского института рыбного хозяйства) – БО АзНИИРХа, а тем более “великого” ихтиолога Г. Г. Гроута в Бердянске и в помине не было. И не могло быть. Поскольку на тот момент соавтор множества фейков с антиукраинским душком, в том числе и известного во всем мире фейка об изнасиловании 13-летней русской девочки Лизы, которую якобы похитили в Берлине и осквернили коварные мигранты с Ближнего Востока, основатель и бессменный председатель «Международного конвента российских немцев» – Генрих Гроут все еще, если, конечно, верить размещенной им в Интернете информации,… протирал своими штанами студенческую скамью Астраханского института рыбной промышленности.
Именно в 1974 году по ходатайству правления Бердянского рыболовецкого колхоза им. В. Ленина была командирована из Ростова в Бердянск кандидат биологических наук Семененко Л.И. (незадолго перед тем переехавшая из Магаданской области в Ростов и устроившаяся там на работу в ростовском АзНИИРХе в качестве рядового научного сотрудника), для которой бердянский рыбколхоз им. Ленина, руководимый Кравченко П.И., в меру своих материальных возможностей создал приемлемые для ее работы и личной жизни условия. В частности отремонтировал и предоставил помещения под научную лабораторию на территории своего рыбцеха в бердянских Лисках и едва ли не за несколько месяцев приобрел для Семененко Л.И квартиру в бердянском микрорайоне БОНМЗ. Пока же решался вопрос с выделением Семененко Л.И. постоянного жилья, председатель колхоза Кравченко П.И. предоставил ей для проживания комнату в своей квартире по ул. Горького 41 в г. Бердянске.

Следует отметить, что столь “трепетное” отношение бердянского рыбколхоза им. Ленина к проблеме акклиматизации пиленгаса в Азовском море в значительной степени было связано отнюдь не с тем, что колхоз ни с того ни с сего – благотворительности ради – «за спасибо» проникся вдруг идеей “повышения продуктивности Азовского моря” и стал щедро финансировать из колхозного бюджета НИР (научно-исследовательскую работу) АзНИИРХа по акклиматизации дальневосточного “мелиоратора”, а также предоставил колхозные помещения для научных исследований в бердянских Лисках и на Дальней Косе, обеспечивал достойное времяпрепровождение зачастивших из Ростова в Бердянск директора АзННИРХа Спичака М.К., и его преемника, а по той причине, что именно от руководства АзННИРХа наряду с тесно повязанным с ним руководством ИнБЮМа (севастопольского института биологии южных морей) в значительной степени зависело предоставление колхозу квот на вылов рыбы ценных пород и, главное, выделение крайне необходимых колхозу для круглогодичной загрузки своего рыбоперерабатывающего производства т.н. фондов на отпуск океанической рыбы (ставриды, скумбрии, сельди, мойвы…) с баз-хранилищ (холодильников) Минрыбхоза СССР.*
Ведь не обладая своими холодильными мощностями, бердянский колхоз вынужден был сдавать за бесценок (зачастую дешевле понесенных затрат) всю выловленную колхозными судами в Азовском и Черном морях рыбу на суда-рефрижераторы Минрыбхоза, но для получения ее с хранилищ-холодильников Минрыбхоза, уже требовалось… разрешение Госплана СССР.
Не исключалась естественно при этом и далекая перспектива извлечения прибыли от организации на Бердянском водохранилище собственного рыбоводческого хозяйства. Особенно после знакомства с высокоприбыльными рыбоводными – форелевыми хозяйствами эстонского рыболовецкого колхоза им. Кирова, с которым бердянский колхоз им. Ленина тесно сотрудничал.
Поэтому уже во второй половине 1974 г. – начале 1975 года в Бердянск была за счет рыбколхоза привезена с Дальнего Востока первая партия особей пиленгаса и выпущена в Бердянское (Бердовское) водохранилище. Наряду с пиленгасом зарыбили в 1974-1975 гг. Бердовское водохранилище также молодью, толстолобика, белого амура, а также бестера – гибрида семейства двух видов рыб семейства осетровых – белуги и стерляди, на акклиматизацию которого рыбколхоз им. Ленина возлагал свои основные надежды. С целью обеспечения присмотра за выпущенной молодью и ее охраны рыбколхоз им. Ленина арендовал Бердовское водохранилище и создал из рыбаков-колхозников специальную бригаду.
И буквально через каких-то несколько лет рыбаки-любители стали на свои спиннинги отлавливать у оголовка Бердянской косы выплывшего из Бердовского водохранилища в открытое море дотоле неизвестного на Азове диковинного дальневосточного пиленгаса.
Так, например, особенно много молоди и крупных особей пиленгаса оказалось в море в 1985 году, когда после обильных дождей резко повысился уровень воды в водохранилище и через гребень водосброса и саму плотину хлынула вода. Старожилы сел Осипенко (Новоспасовки), Старопетровки, Новопетровки до сих пор помнят как “ловили” тогда голыми руками в зарослях травы и в камышах Бердовского гирла 15-20 килограммовых особей пиленгаса и толстолобика. И, даже… – белого амура. Бестер – гибрид белуги и стерляди, судя по всему, в Бердянском водохранилище так и не прижился.
Ну а после того как руководимая Семененко Л.И. научная группа повысила свой статус, была спустя некоторое время преобразована в лабораторию АзНИИРХа, а затем и в Бердянское отделение ростовского АзНИИРХа, наряду с Бердовским водохранилищем обосновавшиеся в Бердянске ростовские ихтиологи стали зарыбливать пиленгасом и иные водоемы** И, в том числе, связанный с Азовским море Молочный лиман, ставший для дальневосточного аборигена по сути вторым родным домом. В итоге эта дальневосточная рыба и вовсе стала в Азовском море промысловой. А вскоре и в Черном. И даже в Средиземном. И дальневосточный абориген-мелиоратор стал привычным товаром не только на рыбных рынках Азова, но и Турции. А также других причерноморских средиземноморских стран.

Фото. Кравченко Павел Ильич (1923 – 1984) – председатель Бердянского рыболовецкого колхоза им. Ленина в 1970 – 1976 гг.

В этой связи вспомнилось, что когда в юбилейном 1975-ом году советская власть вспомнила об участниках войны и обязала руководителей предприятий каким-либо образом их отметить (кого долгожданной квартирой, кого квартирным телефоном, а кого – и вовсе ненужной безделушкой или 30-ти рублевой денежной премией, как, к примеру, отметили в Хмельницком ратный подвиг моего тестя…), мой отец – Кравченко П.И., будучи председателем рыболовецкого колхоза им. Ленина, выделил деньги и распорядился соорудить на Бердянской Косе памятник не вернувшимся с войны рыбакам. Но за то, что на памятнике наряду с фамилиями погибших, на которых имелись похоронки, по личному указанию отца (чем он после очень гордился) были выбиты также имена и фамилии без вести пропавших на войне рыбаков, у отца возникли неприятности. Отца за такое самоуправство бдительные товарищи из “компетентных советских органов” обвинили в волюнтаризме. А одновременно и в принижении руководящей роли партии, т.к. нашлись свидетели как отец прилюдно в грубой форме отозвался о партполитработе спущенного по горкомовской разнарядке колхозного парторга – заезжего невесть откуда в Бердянск откровенного бездельника.
“Компетентные товарищи” дали команду «фас», подключили слухачей и стукачей, начавших по команде распространять по всему городу разного рода небылицы и слухи о вроде бы незаконной выплате рыбколхозникам астрономической по общесоюзным и бердянским меркам 13-ой зарплаты***, о вроде бы нецелевой трате колхозных средств на ремонт помещений под лаборатории АзНИИРХа, о вроде бы незаконном финансировании из заработанных колхозом средств абсурдных научных исследований по акклиматизации в Азовском море дальневосточного пиленгаса, а также бестера, толстолобика, белого амура, о вроде бы незаконной трате колхозных денег для приобретения квартир для командированных из Ростова в Бердянск сотрудников АзНИИРХа, о сооружении “неправильного” памятника не вернувшимся с войны бердянским рыбакам, о вроде бы баснословном состоянии председателя колхоза Кравченко П.И. И т.д. и т.п.
В ряду едва ли не самых “тяжких” обвинений значилось, в частности, и то, что возглавляемый Кравченко П.И. рыбколхоз им. Ленина якобы злостно уклонялся от посылки своих работников для оказания помощи в проведении… сельхозработ колхозам и совхозам Бердянского и Приморского районов Запорожской области. И в этой связи якобы даже вступил в “преступный сговор” с директором совхоза «Приморский» Панченко.
В итоге отца за “волюнтаризм”, “принижение руководящей роли компартии”, “нецелевое использование колхозных средств” сняли с должности. Несмотря на то, что за короткое время перед тем колхоз под его руководством построил на Дальней Косе новый рыбоперерабатывающий цех, профинансировал строительство линии электропередач на Дальнюю Косу, модернизировал колхозный рыбцех в бердянских Лисках, отремонтировал слободской и «касьянский» клубы, увеличил число членов колхоза от трех десятков совершенно не нуждающихся в официальной зарплате откровенных потомственных браконьеров до трех сотен добросовестных тружеников, полностью рассчитался с государством за накопившиеся за десятилетия многомиллионные долги и довел ежегодную чистую прибыль хозяйства до миллиона рублей. Т.е., – колхоз, имевший в 1970 году на своих счетах 0 рублей и 0 копеек при многомиллионных долгах, к 1975 году стал колхозом-миллионером. И председателя впору было представлять к званию Героя соцтруда.

Фото. Осень 1973 года. Работники рыбцеха Бердянского рыбколхоза им. Ленина на Дальней Косе.

Колхозники на общем собрании вроде бы как стали хором возражать против снятия отца с должности, но отец сам попросил их этого не делать. Поскольку в противном случае наказание за “волюнтаризм”, “тоталитарный стиль руководства”, “принижение руководящей роли компартии” могло быть куда более строгим – к пущей радости целой армады бердянских слухачей и стукачей, коих в наших курортных и некогда рыбообильных краях всегда было, да и осталось до сих пор, невероятное множество.
Товарищ отца – председатель самого крупного, самого богатого и самого прибыльного в СССР Опорно-показательного рыболовецкого колхоза им. Кирова, Герой Социалистического Труда, лауреат Государственной премии СССР в области науки и техники, депутат Верховного Совета ЭССР, член ЦК КП Эстонии Оскар Кууль (1924 – 1992) на другой день после снятия отца с должности председателя бердянского рыболовецкого колхоза им. Ленина принял его к себе на работу… – в качестве директора строящегося на Бердянской Косе санатория своего Опорно-показательного рыболовецкого колхоза им. Кирова. Но буквально через несколько дней после этого назначения, ранее выданное украинскими партийными властями при активном участии Кравченко П.И. эстонским братьям разрешение на строительство «опорно-показательного» санатория с грязелечебницей, с зимним садом и яхт-клубом на Бердянской Косе было постановлением ЦК КПУ и Совмином УССР в спешном порядке аннулировано.
Хотя возведение этого санаторно-оздоровительного комплекса на Бердянской Косе колхоз им. Кирова гарантировал произвести исключительно силами своего строительного подразделения и с использованием привезенных из Эстонии качественных стройматериалов. В том числе и изготовленных на – колхозном заводе ЖБК.
Не лишним будет отметить, что спроектированное архитектурным отделом колхозного конструкторско-технологического бюро и построенное собственным строительным подразделением административное здание конторы колхоза им. Кирова в расположенном на берегу Таллиннского залива Балтийского моря поселке Хаабнеэме волости Виймси уезда Харьюмаа, было в советское время отмечено государственной премией ЭССР в области архитектуры.

Примечания:
* Величина предоставляемых украинским рыбакам квот на вылов всех видов азовской рыбы зависит от решений ростовского АзНИИРХа и севастопольского ИнБЮМа и… ныне…
** После 1975 года зарыбливание лиманов и водохранилищ производилось АзНИИРХом за счет т.н. хоздоговорного финансирования уже не только Бердянским рыболовецким колхозом им. Ленина, но и другими рыболовецкими колхозами на Азовском и Черном морях. Т.е., после появления в 1974 году в Бердянске лаборатории АзНИИРХа, разведение пиленгаса стало для ростовских рыбоводов, а погодя и для научных служивых Одесского отделения государственного океанографического института – ОдО ГОИН (г. Москва) – золотой жилой.
*** Сейчас мало кто помнит (а скорее всего, никогда и не знал), что начало шахтерским забастовкам в СССР в марте 1989 года, приведших к гибели нерушимого, положили отнюдь не возмущенные отсутствием хозяйственного мыла в банях горняки Кузбасса, и, тем более, не работники депрессивного и дотационного Донбасса, а шахтеры Печорского каменноугольного бассейна, после того как полученные ими дополнительные денежные начисления в размере около 50 руб. или около того были объявлены незаконными, а, руководители шахт, “опрометчиво” воспользовавшиеся для начисления этих в общем-то мизерных денежных выплат незадолго перед тем появившимися положениями об экономической самостоятельности предприятий, были привлечены к уголовной ответственности по едва ли не расстрельным статьям УК РСФСР (поскольку выплата этих премиальные квалифицировалась как нанесение государству ущерба в особо крупных размерах. – Прим.). Именно шахтеры Воркутинского бассейна предъявили прибывшей в июле 1989 г. в Воркуту правительственной комиссии требования из более чем 40 пунктов, среди которых наряду с экономическими требованиями были и политические.
Именно необоснованные обвинения руководителей шахт Воркутинского бассейна в незаконной выплате своим работникам 13-ой зарплаты и премиальных и стали причиной вспыхнувшей там весной 1989 года забастовки, приведшей в конечном итоге к гибели СССР.
Аналогичные обвинения в незаконной выплате рыбколхозникам “астрономической” по советским меркам 13-ой зарплаты были предъявлены в 1976 году и Кравченко П.И. Т.е., задолго до 1989 года.

Поделиться этим сообщением

PinIt
submit to reddit
Top