Средневековый порт у Бердянской Косы (обновлено)

ppala1.jpg

Принято считать, что порт у Бердянской Косы появился лишь после того как в октябре 1825 российский император Александр 1 в ходе своей инспекционной поездки в Таганрог и Крым побывал на берегу Бердянского залива и убедившись в преимуществах размещения здесь морского порта, распорядился устроить здесь новый порт – Новый Таганрог – Neu Taganrok (см. Прим.). Мелководный же в Таганроге при этом решено было закрыть.

Рис. (смотри выше) Фрагмент изданной в 1829 году в Германии карты – «Территория оседлых ногайских татар на Азовском море вместе с граничащими областями и немецкими колониями, 1829 г. (Das Gebiet der angeſiedelten Nogayen-Tataren am Aſowſchen Meer nebst den angränzenden Ländern und teutschen Kolonien, 1829)». На месте нынешнего Бердянска показан порт – Новый Таганрог (Neu Taganrok), построить который на берегу Бердянского залива распорядился в октябре 1825 года российский император Александр 1.

Рис. Таганрогский порт на гравюре первой половине 19 века. Художник: Е. Вилльманн Год: 1841. Из-за мелководья Таганрогского залива загрузка и выгрузка судов в Таганрогском порту вплоть до второй половины 19 века* осуществлялась не у берега, а на значительном удалении от него с помощью конных и пеших дрягилей (от нем. der Träger – носильщик, перевозчик). Эти неудобства и вынудили императора Александра 1 принять решение о ликвидации торгового порта в Таганроге и переносе его в иное, более удобное глубоководное место.

Главной же целью поездки российского императора Александра 1 в октябре 1825 года в Таганрог и в Крым было не оздоровление императрицы Елизаветы Алексеевны в Таганроге, как в этом нас упорно продолжают убеждать имперские историографы**, а инспектирование хода подготовки войск Российской империи к большой войне с Османской империей в рамках реализации геополитического «Греческого проекта»*** российской императрицы Екатерины ІІ (бабушки Александра І).

Потому-то после посещения Бердянска – в Крыму российский император первым делом отправился в Балаклаву, где произвел смотр готовящегося к гибридной войне против Турции греческого легиона накануне переброски его на Балканы. Потому-то и новый порт у Бердянской Косы решено было строить. И порт Гейск (неподалеку от нынешнего Ейска).  

Потому-то и порт Новый Таганрог (Neu Taganrok) у Бердянской Косы решено было строить. И порт Гейск (неподалеку от нынешнего Ейска). И новым портам на Азовском море в реализации «Греческого проекта», судя по всему, отводилась значительная роль.
И поименованы новые порты были соответствующим образом: Гейск в честь Геи – древнегреческой богини Земли. А Новый Таганрог по названию основанного Петром 1 города Таганрога на Азовском море, где первый российский император изначально планировал устроить столицу своей будущей империи (читать об этом: «Прилежное описание езера Меотскаго» – http://www.andersval.nl/).

Рис. Порты Бердянск и Гейск на фрагменте карты Азовского моря 1833 года Егора Манганари.

На самом же деле тот факт, что залив у Бердянской Косы в наиболее глубоководной части Азовского моря является чрезвычайно удобным местом для размещения здесь морской гавани было известно мореплавателям еще в глубокой древности.
Именно поэтому еще 2500 лет тому назад – в 5 веке до нашей эры вблизи современной Бердянской Косы – у Агарского мыса (геологическим останцем которого наряду с Обиточной Косой является и современная Бердянская Коса), находилась торговая гавань Кремны, многократно упомянутая древнегреческим историком Геродотом в его бессмертной «Мельпомене».

Рис. Меотида – Meotis palvs – Азовское море; Agarum promontorium – Агарский мыс – Бердянская Коса; Agarus fluuius – река Агара (Агарлиберт, Берда); Cnema (Кремны, Кримны) – античный город у Агарского мыса; Saltus dei lucus – Рыболовля Бога – Священная роща близ устья реки Агары (Агарлиберт, Берды); Приазовская возвышенность – Amadoci montes (Амадонские – Амазонские – Аланские горы); земля обитания племени iazyges – языгов близ Агарского мыса – на фрагменте карты Европы Клавдия Птоломея (ок. 87 г. – 165 г. н.э.).

В века Средневековья у Бердянской Косы наряду с торговой факторией Поллоники размещался и порт Паластра (Palastra), где производилась разгрузка больших кораблей, прибывающих со стороны крымской Кафы (Феодосии), и производилась загрузка их товарами, доставляемыми сюда на маломерных судах из Таны и из Азака (Азова) близ устья Дона.
Наряду с многочисленными средневековыми портуланами (портоланами) 13-16 вв. о существовании гавани Паластра близ Бердянской Косы свидетельствуют и дошедшие до нашего времени литературные источники 15 – 17 вв.

Рис. Фрагмент портолана Черного и Азовского морей 1544 года венецианского картографа Баттисты Аньезе (Battista Agnese, ~ 1500, Генуя – 1564, Венеция) с расположенным близ Бердянской Косы портом Паластра – Palastra.

Информация о гавани Паластра содержится в частности в книге знаменитого венецианского торговца и дипломата Иософата Барбаро (1413-1494), совершившего в 15-ом веке путешествия по северному побережью Приазовья-Причерноморья и прожившем 16 лет в торговом городе Тане на Азовском море близ устья Дона:
…«В степях Татарии в 1438 г. правил хан по имени Улумахмет-хан (Улуг-Мехмед – золотоордынский хан в 1419–1424 и в 1427–1438 гг. Умер, будучи ханом в Казани, в 1467 г.), что значит великий Магомет император. Правил он много лет. Когда со своей ордой, т. е. со своим народом, он находился в степях, лежащих в сторону Русии, а военачальником у него был этот Науруз, сын Едигея, при котором Татария обратилась в магометанскую веру, возникло между Наурузом и его императором некоторое разногласие. Вследствие этого Науруз отделился от императора и ушел от него с тем войском, которое захотело за ним [Наурузом] следовать. Он направился к реке Ледиль [Ледиль – Волга? – Прим.], где стоял некий Кезимахмет, что значит малый Магомет, происходивший из рода татарских императоров. Оба они объединили как свои замыслы, так и военные силы и решили вместе идти против того Улумахмета.

Пройдя около Астрахани, они пришли в Таманские степи; затем, обогнув Черкесию, они направились по пути к реке Дону и к заливу Забакского моря [Забакское море – Азовское моря. – Прим.]; и море и река Дон были покрыты льдом. Ввиду того, что и народу было много и животных было немалое число, им пришлось двигаться широким фронтом, чтобы идущие впереди не уничтожили всю солому и другую пищу, нужную для тех, которые шли сзади.

Поэтому один головной отряд этого племени со стадами дошел до места, называемого Паластра [“Паластра – Palastra (Palestra) – селение на северном берегу Азовского моря, отмечавшееся на портоланах, например на портолане Грациозо Бенинказы 1474 г., около Бердянского залива”… – примечание доктора исторических наук Елены Чеславовны Скржинской (1894 – 1981)], а другой – до реки Дона в том месте, которое называется Бозагаз; это слово значит «серое дерево». Промежуток между этими местами составляет сто двадцать миль; на такое расстояние растянулся этот движущийся народ, хотя не все эти места были удобны для прохождения»… – Иосафат Барбаро [(1413–1494), венецианский торговец и дипломат. В 1436 предпринял путешествие в Тану (Азов), где пробыл 16 лет, совершая поездки по северному побережью Чёрного морю и Кавказу], «Путешествие в Тану. Записки Иосафата Барбаро». Текст – Скржинская Е. Ч. 1971. Текст воспроизведен по изданию: Барбаро и Контарини о России. М.: Изд-во “Наука”, 1971 г.

Сведения о гавани Паластра близ Бердянской Косы имеются и в книге французского путешественника Жана Шардена (1643 г. – 26 января 1713 г., Лондон):
…«Каффские жители считают от Азова до Каффы морем 450 миль; сушею менее. Достигают же туда едва в 12 или 13 дней. Пролив Азовского моря (пролив Азовского моря – Керченский пролив. – Прим.), я хочу сказать канал между этим болотом и Черным морем, имеет 5 льё [льё – старинная французская сухопутная миля (льё) = 4 448 м. 5 сухопутных миль = 4448 м х 5 = 22 км; французская морская миля = 5555,5 м. 5 морских миль (льё) = 28 км. – Прим.]. Древние называли этот канал Bosphore Cimmerien; теперь он носит название Каффского пролива, а также устья Св. Иоанна (la Bouche de Saint – Jean).

Большие корабли, идущие в Азов, останавливаются в г. Палестре (Palestra, Palastra, Паластра), находящемся в 40 милях [40 сухопутных миль = 4448 х 40 = 177 920 м = 178км; 40 морских миль = 228 км. – Прим.] от крепости и в 20 [4448 х 20 = 89 км. – Прим.] от Дона [Таганрогского залива Азовского моря – Донского лимана. – Прим.], ибо дальше идет мель. Крепость Азов находится в 14–ти милях от реки. Опасно ездить туда, особенно, посылать деньги, ибо москвитяне нападают иногда на путешественников то с моря, то с суши. Коменданты Азова всегда в перемирии с соседями, но они не держат его, ибо, как с той, так и с другой стороны найдется всегда какой-нибудь повод к вторжению. Турки имеют 2 маленькие крепостцы, где они содержат гарнизон, при устье Дона и на его берегах; они замыкают это устье большою цепью и препятствуют также москвитянам и черкесам плавать на больших барках по обоим морям.

Прежде чем эти две крепости были построены и положена была цепь, эти народы, плавая по Дону, опустошали его берега. Теперь же для больших кораблей этот проход заперт; они иногда проходят ночью, с большим усилием, на легких лодках поверх цепи; но это случается редко, вследствие опасности быть разбитыми вдребезги выстрелами из пушек, находящихся в обеих крепостцах. Некогда была крепость в 3 милях от Азовского моря, называемая Тана; но теперь она разрушена, и это не есть Азов, как некоторые предполагают, который лежит в 15 льё дальше. Река Дон длиною 80 льё, а ширина при устье простирается от 25 до 30 льё. Древние называют ее Oxentes; туземцы же, которые, с одной стороны – москвитяне и казаки, а с другой — татары, называют ее Don или Тоn и Теn, сообразно выговору буквы Т и D»… – Жан Шарден [(1643 г. – 26 января 1713 г., Лондон) – французский путешественник, сын ювелира. Летом 1672 года по пути в Персию побывал в г. Азаке (Азове) в устье Дона], «Путешествие господина дворянина Шардена в Персию и другие восточные страны». Переводчик – Ст.[удент] Дьяконенко. Текст воспроизведен по изданию: Путешествие Шардена в Персию // Киевские университетские известия, № 9. 1873 г.

Примечания:

Как известно, ровно спустя месяц после посещения Бердянска (где он распорядился строить новый порт) российский император Александр І умер. Смерть его стала для всех столь неожиданной, что породила массу разного рода слухов. В ряду которых, к примеру, имел место слух, что император на самом деле не умер, а из-за угрызений совести сам наложил на себя руки, поскольку участвовал в заговоре против императора Павла І. И, по сути, сам дал добро убийцам своего отца. Или, что, мол, Александр І не умер, а был убит заговорщиками-декабристами. Или что он и не умер, и не был убит, а добровольно устранился от государственных дел, сел то ли в шлюпку, то ли на английский корабль и уплыл в… Палестину. Распространилась также версия, что «государь жив, но его продали в иностранную неволю». Вместо него же в гроб положили двойника.
Кем-то, из числа недоброжелателей графа М.С. Воронцова в массы был запущен тогда слух, согласно которому граф М.С. Воронцов незадолго до смерти Александра І сказал ему: «Ваш род Романовых — существует на свете сто сорок лет, а мой род графской — девятьсот лет, так мне должно быть царем, а ты самозванец». И на том основании «этот граф установил закон масонской веры и закон республики… И хотел он быть королем республики. Тайная канцелярия хранилась у него в доме. Он хотел, чтобы присягнули ему, Воронцову, под видом Константина Павловича. Когда Николай отрекся быть государем, а хотел, чтобы государем был Константин, то во время переписки Николая с Константином хотели обработать, чтобы присягнули подложно Константину: вынесли бы знамя свернуто республиканское, и если бы солдаты присягнули, преклонили знамя и полный проход пробили, тогда бы развернули знамя, а оно — республиканское; в то время уже невозможно возвратить потери, тогда бы всех перекололи. А солдатам гвардии за присягу было припасено по 500 рублей на каждого и вольный паспорт»… – К. Кудряшов, «Александр Первый и тайна Федора Козьмича». — Пг.: Время, 1923.

И, похоже, чтобы пресечь появление и распространение подобного рода слухов и толков, петербургский двор распорядился не упоминать без особой нужды имя Александра І. Потому то и вынуждены были разного рода историографы приписывать лавры основателей Бердянского порта кому угодно, но только не Александру І.

* В 1877 г. от рейда Таганрогского порта к построенным у берега причалам был прорыт подходной канал глубиной около 3 м, благодаря которому морские суда с осадкой до 3 м получили возможность разгружаться у причалов порта. К 1971 году навигационная глубина подходного канала была доведена до 4- 5 м, ширина между бровками – до 80 м, а длина – до 19 км. Поскольку канал расположен перпендикулярно течению Дона, его илисто-глиняные стенки под действием мощных сгонно-нагонных перемещений водных масс непрерывно разрушаются, а дно ложа интенсивно заиливается. Поддержание канала в судоходном состоянии требует больших расходов на ремонтные дноуглубительные работы.

** Сопровождавший императора Александра 1 в той поездке лейб-хирург Тарасов Дмитрий Климентьевич (1792 – 1866), в своих дневниковых записках обстоятельства путешествия российского императора в Таганрог, Бердянск и Крым описал так:
…По окончании маневров гвардейского корпуса под Красным Селом, в начале августа, разнесся слух, что здоровье Елизаветы Алексеевны, заметно ослабевающее, требует путешествия и продолжительного пребывания в благоприятном климате южного края. Слух этот наконец уже не составлял секрета при дворе. Но довольно долго не был разрешен вопрос: отправится императрица за границу, в чужие края, или в южную часть России, и в какие именно места? Гг. лейб-медики назначили для пребывания ее величества южный берег Крыма, на берегу Черного моря. Император медлил и долго не решался изъявить свое соизволение на такое назначение.
Наконец, его величество сам назначил местом пребывания императрицы Таганрог, на берегу Азовского моря, и первому из лейб-медиков, баронету Виллие [баронет Яков Васильевич Виллие (при рождении Джеймс Уайли (20 ноября 1768, Кинкардин-он-Форт, Шотландия — 2 марта 1854, С.-Петербург) — военный врач, лейб-хирург российского императорского двора. – Прим.] предварительно объявил о том, который по соображениям обстоятельств и условий этот выбор места благоприятным для восстановления здоровья императрицы.
На такое решение императора, поддерживаемое г. Виллие, противная сторона представляла много возражений, из коих некоторые казались основательными и, по-видимому, заслуживали уважения. И действительно, уединенное и степное положение Таганрога, удаленное от сообщения со столицами, незначительное население его, состоящее преимущественно из греков (расселить константинопольских и «арихипелагских» греков, в том числе и традиционно промышляющих морским разбоем т.н. «крестовых братьев», на руинах полностью разрушенного в 1711 году в соответствии с условиями Прутского мира Таганрога повелела в 1775 году своим рескриптом от 28.03.1775 Екатерина 2. – В.К.), а особенно перенесение торгового порта из Таганрога в Керчь, отнимали у него самые важные преимущества…
…Все эти данные довольно долго колебали вопрос о месте пребывания императрицы. Наконец сама императрица Елизавета Алексеевна приняла на себя положить конец всем прениям и объявила императору, что решается предпринять путешествие не иначе, как в Таганрог, который по внутреннему убеждению предпочитает Крыму… – Д.К. Тарасов, «Записки почетного лейб-хирурга Д.К. Тарасова : (Воспоминания моей жизни): 1792-1866», Санкт-Петербург : тип. В.С. Балашева, 1872 г.

*** Суть «Греческого проекта» была изложена Екатериной ІІ в ее письме от 10 сентября 1782 года к своему Новоримскому геоподельнику – венскому кайзеру Иосифу II. Согласно этому проекту Оттоманская (Османская) империя должна была исчезнуть, а на ее месте должна была появиться ни много ни мало – Греческая империя со столицей в Константинополе на берегу вожделенного Босфора. Соизмеримая по величине с империей… Александра Македонского. Императором Новогреции должен был стать внук Екатерины II – Константин Павлович (1779 – 1831). Имя Константин было дано ему Екатериной при рождении с перспективой возвести его на императорский трон искусственно учрежденной Новогреции:
“…В.и. в-ва не откажете мне в вашемъ содействіи для возстановленія древней Греческой имперіи на развалинахъ ныне господствующаго на прежнемъ месте онаго варварскаго владычества, конечно при непременномъ с моей стороны условіи поставить это новое Греческое государство в полную независимость отъ моей собственной державы, возведя на его престолъ младшаго из моихъ внуковъ, великаго князя Константина, который в такомъ случае обязался бы отречься навсегда отъ всякихъ притязаній на Русскій престолъ… …Эта новая Греческая имперiя могла бы иметь границею со стороны Россiи Черное море; ея границы со стороны владенiй в.и.в-ва будут зависеть от земельных прiобретенiй, которые в.и.в-ва. оставите за собою или выговырите для себя в минуту паденiя варварского владычества, и наконецъ пределом между Дакiею и Греческой имперiей могъ бы послужить Дунай. Острова Архпелажскiе [острова в Эгейском море: Сев. и Юж. Спорады, Эвбея, Хиос, Лесбос, Лемнос, Киклады, Скирос, Самос, Крит и мн. др. – Прим.] должны будутъ точно также войти въ составъ этой новой возстановленной империи”… – российская императрица Екатерина II венскому подельнику Иосифу II от 10.09.1782 г.
Роль главного союзника Российской империи в реализации «Греческого проекта» Екатерина отводила, ясное дело, Венской Цезарии. Которую за это согласна была облагодетельствовать Европейской частью Османской империи за исключением Молдавии, Валахии и Бессарабии, на территории которых собиралась учредить “независимую”… Дакию:
“…Мне кажется, заранее и навсегда установить, чтобы между тремя имперiями [Российской, Австрийской и Новогреческой. – Прим.] существовало самостоятельное государство, навсегда независимое отъ каждаго изъ трехъ смежныхъ государствъ. Это государство, имеющее быть созданнымъ вновь и некогда уже существовавшее подъ именемъ Дакия, могло бы состояться изъ областей Молдавiи, Валахiи и Бессарабiи под управленiем государя христiанскаго вероисповеданiя, господствующего в поименованных областях и на личныя качества и преданность котораго оба императорскiе двора могли бы вполне положиться”… – российская императрица Екатерина II венскому подельнику Иосифу II от 10.09.1782 г.   
Польше же отводилась незавидная роль территории «для продовольствования» (кормления) союзного российско-австрийского войска: 
“…Во первыхъ, нельзя предполагать, чтобы зависть Польши, въ томъ положенiи, в каком в настоящее время находится эта держава, могла остановить успехи нашихъ военныхъ действiй или помешать им. Напротивъ, Польша можетъ оказаться даже полезною нам для продовольствованiя нашихъ войскъ… …Наиболее могло бы способствовать достижению этой цели предложенiе нашихъ добрыхъ услугъ для охраненiя законныхъ правъ Польши против притесненiй Пруссии, на которыя она постоянно жалуется относительно своей торговли”…- российская императрица Екатерина II венскому подельнику Иосифу II от 10.09.1782 гг.

Валерий Кравченко

Поделиться этим сообщением

PinIt
submit to reddit
Top