Наша история: Из прошлого Крымского ханства

Europe_1740-Po-ytoham-voini-1735-1739-hh-.jpg

Окончательно прекратившее свое существование в 1783 году Крымское ханство ныне довольно часто отождествляют лишь с Крымским полуостровом. А между тем Крымский полуостров вплоть до 1775 – 1783 гг. составлял далеко не бОльшую часть этого обширного государства, располагавшегося «как на европейской, так и на азиатской стороне Черного и Азовского морей».
Ведь помимо Крымского полуострова неотъемлемыми частями Крымского ханства были и немалые территории Северного Азово-Причерноморья и Кубани…


Рис. Территория Крымского ханства в XV – XVIII вв. накануне подписания Белградского трактата 1739 года.

По окончании российско-австро (священно-римской империи германской нации) – турецкой войны 1735-1739 и заключения по ее итогам в 1739 году Белградского мира, небольшая часть этой территории, в частности примыкающая к Азову, отошла к самопровозглашенной в 1721 году Российской империи. Окончательно же вступил в силу Белградский договор лишь в 1747 году, поскольку Великая Порта (Османская империя) упорно не желала признать переименования Московского царства в Российскую империю, а московских государей – в императоров. И долго не соглашалась подписывать документ, в котором фигурировало нелегитимное название самопровозглашенного в 1721 году государства.
Именно поэтому лишь в октябре 1742 года, в рамках подписанного в 1739 году Белградского трактата, было проведено окончательное разграничение земель между Оттоманской империей и Московией на участке между верховьями реки Берды (Большой Берды) и реки Конки. И в этой связи были устроены там разграничительные курганы, называемые ныне Могилами Кордонскими.

В соответствии с основными положениями Белградского договора 1739 года
1. За Московским царством признавались Азов и Запорожье (земли между Южным Бугом и Северским Донцом, которые, тем не менее, ему было запрещено заселять).
2. Московии запрещалось держать флот в Черном и Азовском морях
3. Предполагалось ведение морской торговли между Османской империей и Московией только османскими судами;

Белградский мирный договор был аннулирован в 1774 году по окончании российско-турецкой войны 1768-1774 гг. и заключения по ее итогам Кючук-Кайнарджийским договора.

Рис. Территория Крымского ханства на фрагменте политической карты Европы 1740 года.

Приложение:

Белградский трактат между Российской империей и Османской империей (Великим Османским государством – Великой Портой) 1739 года, окончательно вступившем в силу в 1747 году

ВО ИМЯ ГОСПОДА БОГА, СОЗДАТЕЛЯ НЕБА И ЗЕМЛИ И ВСЯКИХ БЛАГ ИСТОЧНИКА. Понеже между Пресветлейшею и Державнейшею Великою Государынею, Божиею поспешествующею милостию, Анною, Императрицею, и Самодержицею Всероссийскою, с одной стороны, и Пресветлейшим Державнейшим Его Салтановым Величеством, преизрядных Салтанов Великим и почтеннейшим Королем, Лепотнейшим Мекским и Мединским и зашитителем Святаго Иерусалима, Королем и Императором пространнейших Провинций, поселенных в странах Европейских, Азийских, и на Белом, и на Черном море, Светлейшим и Державнейшим и Великим Императором Салтаном сыном Салтановым, и Королем и сыном Королей, Салтаном, Магмутом Ханом сыном Салтана Мустафы Хана, с другой стороны, тяжкая и обеих сторон подданным разорительная война [российско-турецкая война 1735 – 1739 гг. – Прим.] началась, а паки [“паки” – опять, снова. – Прим.] обе стороны, по возбуждению Богу благоприятнаго примирения общим склонением о том мыслили, дабы тому кровопролитию окончание учинить, и все ссоры прекратить, совершенную тишину, и права древней дружбы и соседства между обеих сторон Государствами землями и подданными чрез истинный, надежный и постоянный мир и вечно пребывающее дружбы обязательство, к общей народов пользе и благополучию, восстановить. И тако соизволением и поспешествованием Всевышняго Бога и употребленною медиацией) Его Христианнейшаго Величества к тому пришло, что с обеих сторон, чрез поверенных к тому благому делу принадлежащею и достаточною полною мочью снабденных Министров, а именно: со стороны Ея Императорскаго Величества Всероссийскаго Благороднейшаго и Превосходительнейшаго Господина Маркиза де Вилленева [Маркиз де Вилленев – французский посредник в российско-турецких переговорах 1739 года, предшествующих подписанию Белградского мирного трактата. – Прим.], Статского Советника Его Христианнейшаго Величества и чрезвычайнаго Полномочнаго его Посла при Оттоманской Порте; а со стороны помянутой блистательной Порты Оттоманской. Превосходительнейшаго и Сиятельнаго Хаджи Мегемет Паши, Верховнаго Визиря Оттоманской Империи, по силе совершенной и вольной имеющейся власти от своего характера, по бывшим многим конвенциям, держанным между помянутым Господином Послом и Министрами Порты оной, постоянный, вечный и ненарушимый мир на следующих статьях и артикулах поставлен и заключен.

Артикум 3. Крепость Азовская имеет вовсе разорена быть, и в разсуждении истиннаго и вечнаго мира, земля той крепости, по учрежденным границам 1700 года трактата, имеет остаться пустая, и между двумя Империями барриерою служить будет, но взаимно позволено да будет России новую крепость построить, в близости острова Черкасскаго к Азову, который остров стоит на реке Дону и из давных лет Российскою границею есть; також со стороны Оттоманской Империи позволено будет на Кубанских границах к Азову крепость построить, по определению местоположений помянутых крепостей, которое от учрежденных с обеих сторон Коммиссаров назначено будет, на которых справедливость и дискрецию такое учреждение положено быть иметь, с такой однакож кондициею, чтоб бывшая крепость Таганрог, которая уже разорена, вновь возобновлена не была, и чтоб Российская Держава, ни на Азовском море, ни на Черном море, никакой корабельный флот, ниже иных кораблей иметь и построить не могла.

Артикум 12. Что ж касается до Императорскаго титула Ея Всероссийскаго Величества [царицы Анны Иоанновны. – Прим.], упомянутаго, о том, без дальнаго отложения времени и дружески трактования, и с удовольствием обеих сторон соглашенос будет, как того требует потребность и высокое достоинство и Держава Ея Императорскаго Величества… – Белградский мирный договор 1739 года между Российской и Оттоманской империями от 18 (29) сентября 1739 года. Текст воспроизведен по изданию: Договоры России с Востоком политические и торговые (Договоры Россiи съ Востокомъ. Политическiе и торговые). Собрал и издал Т. П. Юзефович. СПб., 1869 г.

ПУНКТЫ ВЕЧНОГО ПРИМИРЕНИЯ И ПОКОЯ МЕЖДУ ИМПЕРИЯМИ ВСЕРОССИЙСКОЙ И ПОРТОЙ ОТТОМАНСКОЙ, ЗАКЛЮЧЕННЫЕ В ЛАГЕРЕ ПРИ ДЕРЕВНЕ КЮЧУК КАЙНАРЖЕ В ЧЕТЫРЕХ ЧАСАХ ОТ ГОРОДА СИЛИСТРИИ

Арт. 1. Отныне и завсегда пресекаются и уничтожаются всякие неприятельские действия и вражда, между обеими странами происшедшие, и предаются вечному забвению всякие неприятельские действа и противности, оружием или другим подобием с одной или другой стороны предвосприятые, учиненные и произведенные, и никоим образом отмездия оным да не учинится, но вопреки вместо того да содержится вечный, постоянный и ненарушимый мир на сухом пути и на море. Равномерно ж да сохранится искреннее согласие, ненарушимая вечная дружба и наиприлежнейшее исполнение и сдержание сих артикулов и соединение постановленных между обеими сими высококонтрактующими странами – ее всепресветлейшим императорским в-вом и его султанским в-вом, и их наследниками и потомками, также и между империями, владениями, землями и подданными и обывателями обеих сторон; и так, что впредь с обеих сторон един против другого да не воздвигнет ни тайным, ни явным образом какового-либо неприятельского действия или противности; а вследствие возобновляемой толь искренней дружбы дозволяют обе стороны взаимную амнистию и общее прощение всем тем подданным без всякого отличия, каким бы то образом ни было, которые сделали какое-либо против одной или другой стороны преступление, освобождая на галерах или в темницах находящихся, позволяя возвратиться как изгнанным, так и ссылочным, и обещая после мира возвратить оным все чести и имения, коими они прежде пользовались, не делая и не допуская прочих делать им какие-либо ненаказуемые ругательства, убытки или обиды, под каким бы претекстом то ни было, но чтобы каждый из них мог жить под охранением и покровительством законов и обычаев земли их равным образом с своими соотчичами…
… Арт. 3. Все татарские народы: крымские, буджатские, кубанские, едисанцы, жамбуйлуки и едичкулы, без изъятия от обеих империй имеют быть признаны вольными и совершенно независимыми от всякой посторонней власти, но пребывающими под самодержавной властью собственного их хана чингисского поколения, всем татарским обществом избранного и возведенного, который да управляет ими по древним их законам и обычаям, не отдавая отчета ни в чем никакой посторонней державе; и для того ни российский двор, ни Оттоманская Порта не имеют вступаться как в избрание и возведение помянутого хана, так и в домашние, политические, гражданские и внутренние их дела ни под каким видом, но признавать и почитать оную татарскую нацию в политическом и гражданском состоянии по примеру других держав, под собственным правлением своим состоящих, ни от кого, кроме единого Бога, не зависящих; в духовных же обрядах, как единоверные с мусульманами, в рассуждении его султанского в-ва, яко верховного калифа магометанского закона, имеют сообразоваться правилам, законом их предписанным, без малейшего предосуждения однако ж утверждаемой для них политической и гражданской вольности. Российская империя оставит сей татарской нации, кроме крепостей Керчи и Ениколя с их уездами и пристанями, которые Российская империя за собой удерживает, все города, крепости, селения, земли и пристани в Крыму и на Кубани, оружием ее приобретенные, землю, лежащую между реками Бердою и Конскими Водами и Днепром, также всю землю до Польской границы, лежащую между реками Бугом и Днестром, исключая крепость Очаков с ее старым уездом, которая по-прежнему за Блистательной Портой останется, и обещается по постановлении мирного трактата и по размене оного все свои войска вывесть из их владений, а Блистательная Порта взаимно обязывается, равномерно отрешись от всякого права, какое бы оное быть ни могло, на крепости, города, жилища и на все прочее в Крыму, на Кубани и на острове Тамани лежащие, в них гарнизонов и военных людей своих никаких не иметь, уступая оные области таким образом, как российский двор уступает татарам в полное самодержавное и независимое их владение и правление. Також наиторжественнейшим образом Блистательная Порта обязывается и обещает и впредь в помянутые города, крепости, земли и жилища гарнизонов своих и всяких, какого бы звания ни были, своих людей военных в оные не вводить и там не содержать, ниже во внутри области сей сейменов или других военных людей, какого бы звания ни были, иметь, а оставить всех татар в той же полной вольности и независимости, в каковых Российская империя их оставляет.
Арт. 4. С естественным всякой державы правом сходствует делать в собственных землях своих таковые распоряжения, каковые за благопристойные оными найдутся; вследствие чего предоставляется взаимно обеим империям полная и беспредельная вольность строить вновь в областях и границах своих в таковых местах, каковые найдутся удобными, всякого рода крепости, города, жилища, здания и селения, равно как починять или поправлять старые крепости, города, жилища и проч…
Арт. 18. Замок Кинбурн, лежащий на устье реки Днепра, с довольным округом по левому берегу Днепра и с углом, который составляет степи, лежащие между рек Буга и Днепра, остается в полное, вечное и непрекословное владение Российской империи.
Арт. 19. Крепости Еникале и Керчь, лежащие в полуострове Крымском, с их пристанями и со всем в них находящимся, тож и с уездами, начиная от Черного моря и следуя древней Керчинской границе до урочища Бугак, и от Бугака по прямой линии кверху даже до Азовского моря, остаются в полное, вечное и непрекословное владение Российской империи.
Арт. 20. Город Азов с уездом его и с рубежами, показанными в инструментах, учиненных в 1700 г., то есть в 1113-м, между губернатором Толстым и агугским губернатором Гассаном-Пашой, вечно Российской империи принадлежать имеет.
Арт. 21. Обе Кабарды, то есть Большая и Малая, по соседству с татарами большую связь имеют с ханами крымскими, для чего принадлежность их императорскому российскому двору должна предоставлена быть на волю хана крымского, с советом его и с старшинами татарскими.
Арт. 22. Обе империи согласились вовсе уничтожить и предать вечному забвению все прежде бывшие между ими трактаты и конвенции, включительно Белградские, с последующими за ним конвенциями, и никогда никакой претензии на оных не основывать, исключая только в 1700 г. между губернатором Толстым и агугским губернатором Гассаном-Пашою касательно границ Азовского уезда и учреждения кубанской границы учиненную конвенцию, которая останется непременной, так, как она была и прежде…
…Июля десятого дня тысяча семьсот семьдесят четвертого года… – «Текст Ратификационной грамоты к Кючук-Кайнарджийскому мирному договору с личной подписью Екатерины II» [Кючук – Кайнарджийский мирный договор, Кючук-Кайнарджийский трактат /тур. Küçük Kaynarca Antlaşması/ – мирный договор, заключённый 10 (21) июля 1774 г. между Российской и Османской (Турецкой) империями. Заключение этого договора завершило российско-турецкую войну 1768 – 1774 гг. 15.07.1774 г.]. – Цитируется по: Сборник архивных документов. – М.: Изд-во Русская книга, 1992 г.

Инструмент разграничения земель между Россиею и Портою в 1742 году. 12 октября 1742 года

По силе новопостановленного и тишайшего вечного мира между славнейшими Всероссийской и Оттоманской Империи будучи изъяснено в артикулах, что соглашёность с конвенцией о разграничении, определено, а потом и в ратификациях взаимно данных и полученных, как во втором и в третьих артикулах гласить, что границы по восточной стороне реки Днепра даже до устья реки Миуса должны быть назначены и разграничены; того-для, от страны Её Императорского Величества Великой Государыни и Самодержицы Всероссийской определенные, нижеподписавшийся полномочным комиссаром, от реки Днепра до устья р. Миуса, Её Императорского Величества генерал-лейтенант и ордена Св. Александра кавалер, а от стран Оттоманской Империи полномочным же комиссаром благородный и почтенный Хаджи-Ибраим Капыджи-баши; и прибыв в близость реки Конских Вод и стали лагерем при береге оной, и от обоих сторон поставя между лагерей по одной палатке для конференции, и, по нескольких конференциях, спорах и рассуждениях наконец наилучшим образом между собою согласили и постановили следующее. Начав от вершины реки Конских Вод, от обоих сторон поставили по одному кургану; от тех курганов прямою линиею расстоянием четверть часа, по такому же кургану; оттуда тоеж линиею, в том же расстоянии, еще по одному кургану; а при западной вершине реки Большой – Берды, також по одному кургану [один из курганов этой пограничной разграничительной линии между Российской и Османской империями близ вершины (истока) реки Берды (в XVIII – Большой Берды) в настоящее время носит название – Могилы Кордонские. – Прим.]; от вершины реки Конских Вод до западной вершины реки Большой Берды расстоянием всего три четверти часа; и между помянутыми реками, к полуденной стороне, вся земля осталась к Оттоманской Империи, с полуночной же стороны вся земля Всероссийской Империи; а от равнин к реке Большой-Берде даже до нового города, который имеется в том месте, где река Миус в Азовское море впадает, во всем быть непременно, по соглашению 700 года [соглашение 1700 года – Константинопольский мирный договор 1700 года – заключён 3 (14) июля 1700 года между Московским государством и Оттоманской Портой в Константинополе. Явился итогом Азовских походов Петра Первого. Московия получала Азов с прилегающей территорией и вновь построенными крепостями (Таганрог, Павловск, Миус и освобождалась от ежегодной выплаты дани крымскому хану. – Прим.] Трактата [Белградского трактата от 18 (29) сентября 1739 года. – Прим.] и Конвенции о границах; река же Конские Воды, даже до впадения её в Днепр, вместо знаков граничных утверждена, от впадения Конских-вод вниз реки Днепра от обеих Империй оставлена; в помянутых реках подданным обоих Империй без нарушения пользоваться позволяется. И по тому начало границ есть, – от вершины реки Конских–вод, а конец у нового города, который, при впадении реки Миуса в Азовское море, стоит тамо. Сей наш инструмент разграничения со всеми соображениями принят ненарушимо и вечно содержан иметь от обоих сторон. В утверждение чего, Её Императорского Величество Августейшей Великой Государыни и Самодержицы Всероссийской генерал-лейтенант и ордена Св. Александра Невского кавалер, по силе мне данной полной мочи, сей инструмент подписан моею рукою, с приложением обыкновенной моей печати, отдал вышеупомянутому комиссару Оттоманской Империи, на Российском языке, в лагере при вершине реки Большой Берды, Октября 12 – го 1742 года.
При заключении, по желанию комиссара Оттоманской Империи [Хаджи–Ибраим Капыджи–баши. – Прим.], дан ему перевод, с сего инструмента, от переводчика Константина Рума, на Турецком языке. На подлинном: Её Императорского Величества Самодержицы Всероссийской генерал-лейтенант и кавалер, уполномоченный к разграничению, князь Василий Репнин [(1696 – 1748) – генерал-адъютант. Сын генерал-фельдмаршала А. И. Репнина. Участник российско-турецкой войны 1735 – 1739 гг.], «Инструмент разграничения земель между Россиею и Портою в 1742 году». Текст воспроизведен по изданию: Инструмент разграничения земель между Россиею и Портою в 1742 году // Записки Одесского общества истории и древностей. Том II. 1848 г.

В. Кравченко

Поделиться этим сообщением

PinIt
submit to reddit
Top