Защитит ли Стамбульская конвенция украинцев за рубежом?

Tematychne-foto-2.jpg

Стамбульская конвенция, принятая Советом Европы в 2011 г., направлена на преодоление домашнего и гендерно обусловленного насилия и борьбу с этими явлениями. Украина в тот же год подписала Конвенцию, но до сих пор не ратифицировала.

В общественном сознании украинцев нередко бытует стереотип, что эта Конвенция касается исключительно женщин, поскольку именно они чаще всего становятся жертвами такого насилия. Однако Конвенция поощряет применение ее положений ко всем потерпевшим от домашнего насилия, включая мужчин и детей. Что весьма важно – ее положения также охватывают украинцев за рубежом, а также представителей уязвимых социальных групп в Украине, которые нередко оказываются незащищенными.
Как ратификация Стамбульской конвенции может посодействовать их защите? Это обсуждали во время недавнего круглого стола, проведение которого инициировали Вице-премьер-министр по вопросам европейской и евроатлантической интеграции Ольга Стефанишина и Офис Совета Европы в Украине.

Ежегодно миллионы украинских граждан оказываются за рубежом. Речь идет как о заробитчанах, так и о тех, кто выезжает на постоянное место жительства и на учебу. Немало из них страдает от домашнего насилия и насилия по половому признаку и вынуждены терпеть издевательства и унижения.
Ольга Стефанишина привела данные Национальной полиции Украины, согласно которым в 2020 г. было зарегистрировано 208 784 заявления и сообщения о совершении правонарушений, связанных с домашним насилием. И при этом отметила, что в этой статистике не выделяется количество тех наших соотечественников, которые подверглись домашнему насилию за пределами нашей страны. Соответствующую информацию преимущественно предоставляют СМИ и публичные источники.

Отсутствие официальных данных обуславливает негативные последствия. «Таким образом, мы не можем гарантировать безопасность наших граждан, страдающих от домашнего насилия за рубежом, как минимум, в тех странах, которые уже являются участницами Стамбульской конвенции», – сказала Вице-премьер. Более того – значительная часть этих людей вообще не знают, что имеют право на защиту.
Заместитель Министра юстиции по вопросам европейской интеграции Валерия Коломиец объяснила такую ситуацию: «У нас нет никакого механизма, который бы обязывал консульские учреждения, другие органы государственной власти отслеживать, собирать такую информацию, а также предоставлять качественную правовую консультацию для тех наших граждан, которые оказались незащищенными».

По мнению представительниц правительства, решать проблему Украине нужно комплексно и, прежде всего, через ратификацию Стамбульской конвенции. Это посодействует тому, что наше государство гармонизирует национальное законодательство, политики и практики с самыми успешными подходами, которые уже действуют в странах Европы и других странах мира.

«Ратифицированная Конвенция дает возможность пострадавшим дополнительно ссылаться на ее нормы при рассмотрении дел и производств в судах и других инстанциях и не только на территории Украины, но и далеко за ее пределами», – отметила Ольга Стефанишина.

До сих пор Украина не имеет юрисдикции над иностранными гражданами, совершившими преступления, связанные с домашним насилием и большинством проявлений гендерно обусловленного насилия над украинскими гражданами за рубежом. И в решении этого вопроса тоже не обойтись без ратификации Конвенции. По словам Ольги Стефанишиной, сама идея и политика, которая внедряется этим международным документом, как раз и заключается в том, что его государства-подписанты криминализируют такие деяния и устанавливают за них ответственность: «Это предусматривает возможность выдачи лиц, подозреваемых в совершении преступлений».

Более того, отдельная глава Конвенции посвящена женщинам-мигрантам и искателям приюта, которые подверглись насилию по гендерному признаку. Она содержит определенные обязательства, направленные на понимание насилия по гендерному признаку над женщинами-мигрантами и искателями приюта. Например, в случае, когда женщины-мигранты становятся жертвами домашнего насилия, а их вид на жительство зависит от статуса пребывания семьи или партнера, Конвенция предусматривает возможность предоставления независимого вида на жительство после прекращения отношений. Это дает возможность жертве домашнего насилия прекратить отношения без утраты собственного вида на жительство. Также она обязывает возобновить право на проживание жертв принудительного брака, которые вывезены в другую страну с целью брака и которые в результате потеряли свой статус пребывания в стране, где они постоянно проживают.

Юрисдикция Конвенции распространяется и на тех иностранных граждан, которые совершают домашнее или гендерно обусловленное насилие на территории нашей страны. И это также свидетельствует в пользу ее ратификации.
Нередко можно услышать мнение о том, что для решения подобных проблем Украина имеет достаточно двухсторонних договоров с другими странами. Мол, напрямую договориться проще. Но на самом деле это не всегда так. По словам Валерии Коломиец, определенные юридические понятия и критерии могут по-разному трактоваться в разных странах. Поэтому без общего юридического инструмента, без единого понимания терминологических значений не обойтись: «Такая банальная вещь, как несогласованность терминологий, может привести к нарушению прав человека, в частности, наших граждан, как на территории Украины, так и на территории других государств».
Правительственная уполномоченная по вопросам гендерной политики Катерина Левченко привлекла внимание к тому, что не все положения Конвенции отражены в национальном законодательстве. Поэтому жертвы определенных видов преступлений остаются не защищенными, а обидчики – не наказанными.

«Например, наше законодательство не имеет определения установления ответственности за такие деяния, как сталкинг, преследования, сексуальные домогательства. А такой вид насилия, как операции на половых органах, отнесен, с моей точки зрения, абсолютно некорректно к телесным повреждениям».

Также Правительственная уполномоченная сослалась на отсутствие обеспечения права пострадавших на компенсации, предоставляющиеся как гарантия Стамбульской конвенции: «В части 2 статьи 30 определяются основания для предоставления государственной компенсации. Это, кстати, не мешает государствам требовать возвращения предоставленной компенсации от нарушителей». По словам Катерины Левченко, в Украине не предоставляется компенсация из государственных фондов жертвам насильственных преступлений, в частности, пострадавшим от домашнего насилия и насилия по половому признаку: «Это означает, что сегодня отсутствуют механизмы реализации этой Конвенции».

Важность Стамбульской конвенции заключается также и в ее направленности на перспективы социального развития в Украине. Это подчеркнула Министр социальной политики Марина Лазебная. По ее словам, пострадавшие от домашнего насилия не могут надлежащим образом выполнять свои родительские обязанности, и из-за этого у нас растет уровень социального сиротства. В каждой второй семье, которая оказывается в сложных жизненных обстоятельствах, фиксируются проявления насилия. Насилие над женщинами и девушками негативно влияет на их репродуктивное здоровье, в результате чего в Украине снижается уровень рождаемости и одновременно увеличивается количество новорожденных детей с проблемами здоровья. «И самое главное: дети, вырастающие в семьях, где совершается насилие, в будущем могут привносить этот негативный опыт в собственную жизнь», – сказала Министр. Поэтому Стамбульская конвенция, призванная прервать бесконечную цепочку таких действий, направлена на защиту будущего нашей страны.
Марина Лазебная также отметила, что, несмотря на то, что преимущественное большинство жертв домашнего и гендерно обусловленного насилия – это женщины, все больше с такой проблемой сталкиваются и мужчины. Эту мысль развила и заместитель Председателя Киевской городской государственной администрации Марина Хонда:

«У нас увеличилось количество людей пожилого возраста, которые страдают от насилия со стороны взрослых детей, употребляющих алкоголь и наркотики. Перед нами даже встал вопрос открытия отдельного приюта, потому что родители не пишут заявления в правоохранительные органы на собственных детей, считая это аморальным явлением. Аналогично 23% по Киеву – это насилие над мужчинами».

Прежде всего, это касается мужчин с инвалидностью, страдающих от издевательств собственных жен. Обычно последние присматривают за ними в течение многих лет и при этом не получают комплекса социальных услуг. Часто такая работа женщин вообще не признается обществом, не входит в трудовой стаж и не обеспечивается пенсией. В подобных ситуациях нередко оказываются и матери, ухаживающие за детьми с инвалидностью.
По информации Марины Хонды, в Киеве с геометрической прогрессией увеличилось количество обращений о домашнем насилии. Если в 2018 г. их было 8 тыс., то в 2020 г. – уже почти 23 тыс., среди которых 90% – случаи физического насилия. Поэтому для города Киева вообще не возникает вопрос по поводу ратификации Стамбульской конвенции, подытожила Марина Хонда.
Долгое время вопросами противодействия и борьбы с домашним и гендерно обусловленным насилием в Украине занимались общественные организации. Они накапливали опыт такой работы, которым сегодня охотно делятся с органами власти, сотрудничают с ними.
Так, ОО «Ла Страда-Украина» обеспечивает работу Национальной горячей линии по предупреждению домашнего насилия, торговли людьми и гендерной дискриминации. Тут не только оказывают консультации и правовую помощь жертвам такого насилия, нередко именно они формируют статистику пострадавших. 90% из них, по словам президента этой общественной организации Катерины Черепахи, подверглись домашнему насилию.

«Мы со всеми этими вызовами особенно активно будем работать после ратификации Конвенции», – отметила она и добавила: «Украина уже сделала первый шаг – подписала Стамбульскую конвенцию, и самое время сделать второй шаг и третий – ратифицировать и имплементировать ее положения и двигаться дальше».

По словам Председателя Офиса Совета Европы в Украине Стэна Нёрлова, домашнее и гендерно обусловленное насилие остается одной из самых важных социальных проблем в Украине, требующих универсального комплексного ответа: «Ничто не может заменить многосторонних действий. Наилучший ответ заключается в том, чтобы расширить круг тех, кто присоединится к этому соглашению. А для этого все мы должны поддерживать Стамбульскую конвенцию», – почеркнул Стэн Нёрлов.

Владимир ДОБРОТА,
Национальный пресс-клуб «Украинская перспектива»

Поделиться этим сообщением

PinIt
submit to reddit
Top